Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:33 

Блядские лаги клиента сожрали, оказывается, половину ценных свадебных скриншотов, ничего толкового не осталось, обоих персов не видно с лица, нужно-таки будет скетчить ))

для себя, чтобы не потерять хоть оставшееся

14:42 

Злобное тетко таки выполнило свое предназначение и желание ))) сто лет
уже мечтала то ли в полигонке то ли в компьютерке какой выйти замуж!
Ну вот в кои-то веки мне это удалось!
Скриншоты этого чудного действа, правда, остались дома, но я надеюсь на их тему еще чего-нить наартить ))
В обчем, меня можно поздравить, как эт «дважды в браке» ))

@темы: аллоды, игры, ололоды

17:51 

Кто вот сюда не ходил www.diary.ru/~Octane/ и Некромантийю (www.diary.ru/~Octane/?tag=1694647) не читал, тот сам себе злобный гоблин, ибо это чудо. К осени она планируется книжкой - я, например, жду выхода и очень ))

18:56 

Типо про жизнь и даже не литературное.
Приходил сегодня аффтару в голову в гости тот самый аллодовский некромант (поминаемый во втором дисклеймере отут www.diary.ru/~lariel-istime/p153021275.htm). Поганец он, этот некроМай, скажу я вам. Сегодня нарисовала четыре эскиза рожи его вредной, а он все время лыбится. Сколько не пытайся нарисовать грустное лицо, или хмурое, или сердитое - все равно лыба кривая вылазит. Так и прибила бы, будь оно живое ))

А картинки я вам потом покажу поганца этого, отсканирую, до ума доведу - и покажу ))!

@темы: аллоды, игры, ололоды

16:01 

— Мама, мама... - тихонько плачет маленькая девочка. Где-то непонятно где, далеко или близко, тихо, но назойливо

мелкая зарисовка, не про Рыжего, но поясняющая историю... (надеюсь, хотя бы слегка проясняющая)

12:07 

— Детка, открой глазки, посмотри на меня!Он чуть приподнимает веки, но видит только край одеяла и свои руки. Чтобы увидеть женщину, сидящую напротив, надо еще и поднять голову, но на это не хватает сил.

 

история продолжается, но сворачивает куда-то не туда

15:52 

Рыжий уходит не прощаясь.
Собирает вещи, разбросанные по квартире, пакует в старенький рюкзак, мурлычет что-то себе под нос, прищелкивает пальцами в такт.
Он ничего не говорит, но я прекрасно понимаю, что он уходит навсегда. Здесь и сейчас он больше не нужен. Я это знаю. И он знает.
Рыжий собирается и уходит, хлопая дверью; я смотрю ему вслед, а потом через окно, смотрю, как он садится на мотоцикл, застегивает куртку, поправляет рюкзак, наматывает поплотнее свой полосатый шарф, смотрю, как его апельсиновые патлы скрываются под шлемом...
Я хочу запомнить его таким, каким он был, каким он есть сейчас. Я больше никогда его не увижу - но мне и не нужно, главное - я буду помнить, что он был и что где-то есть сейчас. Что он нужен еще кому-то кроме меня...
Рыжий уходит, оставляя мне невыветривающийся запах своих сигарет, недопитый чай с яблоком и корицей, забытый плеер на журнальном столике - самого себя...

19:21 

Рыжему хочется сделать что-то страшное, сумасшедшее, или бешеное, или завыть в голос, или просто поколотить стену кулаками, или поубивать тут всех нахрен...

текст еще более сырой, странный и неудобочитаемый чем раньше. впечатлительным подкат не ходить )

13:15 

— О, высокородный господин Майон Тхиа, - завывает проситель, про себя думая, что вот уж неплохо было бы, если бы это его высокородие провалилось бы куда-нибудь поглубже или подальше, вместе со своим титулом, и княжеством, и со всеми своими благородными предками, чтоб их перевернуло и прихлопнуло, выскочка малолетний, сопляк, щенок, чтоб ты подавился, гаденыш, богатством своим, титулом, и вассальной присягой своей, и благородством своим покровительственным, — о, ваша высокородная светлость, не соблаговолите ли соизволить...
— Соизволяю, - отмахивается от него небрежным жестом высокородный господин Майон Тхиа - (о, боги, прошу, Тхиа, просто Тхиа, без благородий этих, светлостей, к чему бы это, давайте по простому, по человечески) — а сам думает при этом, что вот неплохо было бы, чтобы все эти просители, мать их,
провалились бы подальше вместе с их проблемами, и горестями, и просьбами, и встать бы уже с этого колченогого табурета, символизирующего великокняжеский трон, и сменить бы его на удобную отполированную яблоневую ветку, закусить недозрелым яблочком кислятину жутких просьб, и к товарищам бы детским прийти просто в гости, по-простому, без церемониальных облачений, но нельзя, нельзя, а ему ведь всего семнадцать...
Высокородный господин Майон Тхиа смотрит сквозь прорези церемониальной маски на просителя, распростершегося у его ног...
... и оба смертельно друг другу завидуют...

Большой дисклеймер:
Имя и великокняжескость Майона Тхиа, а также яблони и возраст полностью принадлежат прекрасной Элеоноре Раткевич и ее великолепным «Парадоксам Младшего Патриарха»

За маску на морде Тхиа, а также колченогий табурет - спасибо Аллодам и моему некру 17-го левела :)

Мысли обоих - это ко мне. Кроме яблонь. За яблонями - к Раткевич ))

18:17 

Наверное, снова весна...
Бесконечность потраченной жизни выходит в зенит. Стабильность. Замкнутый круг - в темпе венского вальса — работа, дом и снова работа, обновка, прогулка — система. Маятник вправо, маятник влево - движения нет. Наверное просто становимся старше.
Выкрасить волосы в яркие пряди бы, кинуть бы в сумку потрепанный паспорт, уехать, умчаться, забыть эту жизнь, из круга уйти напрямую, туда, где шатаются звезды... Не выйдет! маятник снова качнется и все понесется по кругу.
Назначить кого-нибудь вместо себя, пусть живет, а самой потихоньку сбежать, посмотреть из глубин, как он справится с жизнью в темпе венского вальса, ах, нет, полонеза, неспешного и величавого, тяжкого поступью мерной своей. Не справится! маятник снова качнется, вернусь и останусь.
Привыкла.
Наверное, скоро
будет весна...

16:27 

Рыжий выходит из квартиры и едва не спотыкается о щенка. Животина сидит на коврике под дверью и явно никуда не собирается уходить.
грустная история о несостоявшемся домашнем животном Рыжего

ну типа опять этот вечнокурящий поганец

19:03 

Император сказал - у нас депрессия
У нас практически сплин


— Мне скучно! - ною. - Скучно, делать нечего.
А у Рыжего весеннее настроение, он уже сменил зимний пуховик на весеннюю кожанку, стащил полосатую шапку и только шарф по привычке на шею наматывает. Плеер в уши, напевает что-то себе под нос, только не танцует, разве что.
А мне скучно.
У меня весна, у меня депрессия, делать нечего, всё, чем можно было бы заняться не вызывает никакого интереса.
Если бы еще зимой - Рыжий давно бы уже читал морали, рассказывал, как я не права и что все проблемы во мне самой, но сейчас он просто меня не слышит.
У Рыжего весна в душе...
А мне скучно...

22:12 

Рыжий борется с тошнотой, прикуривая сигарету от сигареты; он уже несколько часов, как пьян вдребезги, но все еще не может остановиться; ему хочется нализаться до беспамятства, но память-то как раз и держится, не сдается, сука, и ничего с ней не поделаешь, а сдается только желудок. Вот Рыжий и сидит в кухне за столом, смотрит в темноту, слушает за стенкой мышиную возню своего неблагополучного спального района, прихлебывает паленый коньяк-самогон из бутылки и курит.

дальше еще про Рыжего

Комментарий от автора: автор знает, что концовка эпизода получилась какая-то скомканная, и может быть со временем даже исправит этот косяк.

00:00 

Рыжий заткнул уши наушниками, слушает музыку на полную громкость, сидит, ногой в такт (по крайней мере, мне хочется надеяться, что в такт) покачивает, книжку какую-то листает, ну, и, естественно, дымит, как паровоз.
В последнее время он ведет себя как-то странно, меньше балагурит, меньше пытается вызвать на откровенный разговор. Загадочно говорит, что все уже почти нормально, что я справляюсь сама. Говорит, что скоро уйдет совсем. Честно говоря, ожидаю я этого с ужасом и надеждой, что случится-то оно совсем и не скоро. И, по правде уж, мне все еще непонятно, с чем это таким я справляюсь, но на любые расспросы Рыжий отвечает странным тяжелым молчанием.
Вот и от этих размышлений в душе вдруг поднимается странное раздражение
— Ты не мог бы дымить где-нибудь в другом месте?! - шиплю я сквозь зубы, забывая, что это чудовище рыжее ничего не должно услышать через наушники.
Но на то Рыжий и моя личная шизофрения, чтобы слышать мои слова где угодно и как угодно, и порой даже за несколько секунд до того, как они будут сказаны...
— И что тебя снова не устраивает? – спрашивает Рыжий, сдвигая наушники и поднимая голову от книги. – Откуда это раздражение?
— Тут все-таки люди живут! – срываюсь на крик я, – и вообще мне не нравится, что ты куришь в комнате!
— Странно, раньше тебя в этом все устраивало. Пойдем-ка на кухню. И сигареты с собой прихвати. Курить будем.
Тихо проглатывая ехидное замечание, выбираюсь из уютного кресла. В общем, пока я выметаюсь на кухню, пока судорожно щелкаю зажигалкой и прикуриваю, раздражение куда-то уходит, и вместо него остается только усталость.
— Ну вот, – говорит Рыжий, взгромождаясь на подоконник, – теперь ты понимаешь, что проблемы-то собственно и не было.
— Понимаю, – ворчу, включая чайник. Стыдно, из-за бессмысленного срыва хочется просто провалиться под землю...
— Знаешь, – говорит Рыжий, – а я, пожалуй, задержусь еще немного. Рано мне пока.
Я вздыхаю с облегчением, ничуть не смущаясь, что он-то меня слышит.
рыжее чудовище спрыгивает с Рыжий заткнул уши наушниками, слушает музыку на полную громкость, сидит, ногой в такт (по крайней мере, мне хочется надеяться, что в такт) покачивает, книжку какую-то листает, ну, и, естественно, дымит, как паровоз.
В последнее время он ведет себя как-то странно, меньше балагурит, меньше пытается вызвать на откровенный разговор. Загадочно говорит, что все уже почти нормально, что я справляюсь сама. Говорит, что скоро уйдет совсем. Честно говоря, ожидаю я этого с ужасом и надеждой, что случится-то оно совсем и не скоро. И, по правде уж, мне все еще непонятно, с чем это таким я справляюсь, но на любые расспросы Рыжий отвечает странным тяжелым молчанием.
Вот и от этих размышлений в душе вдруг поднимается странное раздражение
— Ты не мог бы дымить где-нибудь в другом месте?! - шиплю я сквозь зубы, забывая, что это чудовище рыжее ничего не должно услышать через наушники.
Но на то Рыжий и моя личная шизофрения, чтобы слышать мои слова где угодно и как угодно, и порой даже за несколько секунд до того, как они будут сказаны...
— И что тебя снова не устраивает? – спрашивает Рыжий, сдвигая наушники и поднимая голову от книги. – Откуда это раздражение?
— Тут все-таки люди живут! – срываюсь на крик я, – и вообще мне не нравится, что ты куришь в комнате!
— Странно, раньше тебя в этом все устраивало. Пойдем-ка на кухню. И сигареты с собой прихвати. Курить будем.
Тихо проглатывая ехидное замечание, выбираюсь из уютного кресла. В общем, пока я выметаюсь на кухню, пока судорожно щелкаю зажигалкой и прикуриваю, раздражение куда-то уходит, и вместо него остается только усталость.
— Ну вот, – говорит Рыжий, взгромождаясь на подоконник, – теперь ты понимаешь, что проблемы-то собственно и не было.
— Понимаю, – ворчу, включая чайник. Стыдно, из-за бессмысленного срыва хочется просто провалиться под землю...
— Знаешь, – говорит Рыжий, – а я, пожалуй, задержусь еще немного. Рано мне пока.
Я вздыхаю с облегчением, ничуть не смущаясь, что он-то меня слышит.
рыжее чудовище спрыгивает с подоконника и достает с полки чай, сушеные яблоки и корицу.
Пока что жизнь продолжается...

@темы: Рыжий, личная шизофрения, окололитературное, прожизнь, сигареты

23:43 

...Арки и сводчатые потолки вырастают один за другим, серый бетон, кажется опускается все ниже, давит на голову, ложится на плечи - и все на одного только человека. Все теснее, все неуютней становится здесь,
под землей.
Взгляд вверх: и арчатые своды поднимаются там все выше и выше, вверх по диагонали, и за ними даже не угадывается, что где-то есть поверхность, ветер, солнце...
Взгляд вниз: а там все те же своды, бетон, стремящийся свалиться на головы людей, этого моря голов, грязных, все время что-то жующих, чавкающих, шумящих. Своды уходят вниз, кажется, куда-то к самому центру земли, и от одной этой мысли становится все жарче.
Медленно, натужно ползущие лестницы эскалатора, толпа вокруг, раздражающая вонью немытых тел, раздражающая остатками еды, застрявшими на одежде, в волосах, бородах... Рыжий мечется от края туннеля к краю, стараясь отодвинуться подальше от этого безумия, но толпа все смыкается, и смыкается, она, кажется заодно с этим сводом, который хочет раздавить его, уничтожить.
Отчаянно хочется курить, тем больше, хочется, чем нельзя, хочется заглушить привычным дымом эту гадкую вонь. Душно!
Рыжий останавливается на площадке, рвет с шеи шарф, забывая, что можно его просто размотать, лишь бы побыстрей справится с удушающим состоянием, сжимающим горло, рвет замок куртки вместе с запутавшимися в нем волосамии сползает по стене... по его лицу ползут слезы осознания собственного бессилия...

мелкое бонускартинко

@темы: Рыжий, чужой город, окололитературное, личная шизофрения

17:37 

Рыжий пропал, уехал, упаковался в свой полосатый шарф, завел адскую машинку-мотоцикл, навсегда распугав всех ворон во дворе, помахал рукой и уехал, по делам, говорит, уехал, и уже третий день нет его, уехал...

А у меня опять и снова сон и скука, и чай с корицей на кухне, и сигареты килограммами, и стандартный режим работа-дом-работа, и снова скука, и сон, и сигареты, а Рыжего нет, а Рыжий варит чудный, просто чудный чай с корицей и апельсином, а пока его нет, я вынуждена варить сама, вот этот готовый, из коробочки, а он совершенно не такой, а Рыжего все нет.

Эх, Рыжий-Рыжий, выдуманная мечта о несбывшемся, несбыточная мечта о «я хочу быть такой», мечта о легкости и необязательности, о том, что можно жить, не задумываясь, не оглядываясь и не думая о вчера и о завтра, эх, Рыжий, если ты не вернешься, я не знаю, как жить дальше, о чем думать, о чем мечтать...

Для того, чтобы жить легко, надо быть легким, необремененным балластом вроде семьи, родственников, работы, дома, быта и мыслей о прошлом, или уметь относиться к этому - просто, так, будто его нет. Тому же, кто не умеет, не может так, остается одно - скука, серость, быт, кофе и сигареты на кухне, скучные посиделки, надоевший интернет с банальными видео и постами - «у меня все скучно» — «у меня тоже», вечерние обеды у родственников, регулярные собачьи прогулки - от дома к дома, от переулка к переулку и каждый камень известен.

И не хватает умения, желания, возможности, встряхнуться, сбросить сонное оцепенение, измениться. Не хватает скандала, переворота какого-то с ног на голову, той самой тетрадки в коричневой обложке, случайно проявившегося наваждения, того самого пожилого господина с лисьими глазами, того самого странного бара в несуществующем сне, не хватает проснуться и обнаружить вдруг зазеркальный мир, измененные предметы, людей, ходящих задом наперед, вывернутую наизнанку квартиру.

Но нет этого ничего, остались только мечты, сны и Рыжий, а если и он исчезнет, то так мало останется для того, чтобы жить. Жить, а не существовать...

картинко

@темы: Рыжий, мысли вслух, окололитературное, прожизнь, фраевские аллюзии

17:53 

Рыжий сидит на подоконнике и болтает ногами. Ну, и, конечно же, курит. Представить его без сигареты просто невозможно. Повторить его подвиг с запрыгиванием на подоконник я не могу - пусть их, высоких, у них получается, пусть они на верхотуру лазают, - поэтому я сижу на лестнице и смотрю на него снизу вверх.
— Ты же понимаешь, - говорит Рыжий, - это очень просто - все изменить.
— Просто, - согласно киваю я и затягиваюсь. Мне совершенно не хочется говорить.
— Вопрос в том, что именно тебе хочется поменять, - говорит Рыжий и смотрит в окно. За окном ничего не видно, на стекле - корка льда.
— Я хочу, чтобы было тепло, - мечтательно говорю, - и чтобы весна. Тепло, травка зелененькая, цветочки...
— Ну, это-то как раз проще всего, - говорит Рыжий и, спрыгивая с подоконника, закуривает новую сигарету. - Весна, она рано или поздно наступит, и от тебя это никак не зависит. А чего тебе еще хочется?
— Не знаю, - затягиваюсь, - скучно мне. Хочется чего-то... нового, непонятного даже. Хочется что-то поменять.
— Ну так меняй! - говорит Рыжий, размахивая сигаретой, - меняй, если хочется! Поменяй имидж, прическу новую сооруди, ну, или соберись, в конце-концов, возьми, уедь куда-нибудь. Ненадолго, надолго не надо, заскучаешь, совсем куда-нибудь далеко, чтобы никто не знал, погуляй в чужом городе...
— Я не могу, - тушу я окурок об край баночки от Нескафе (Ннесккафе - лучший в мире производитель пепельниц!) - у меня работа. У меня, в конце-концов, собаки дома.
— Вот! Вот так всегда! - оборачивается Рыжий, - все именно так! Ты сама виновата. Раньше все было по другому.
Он тушит сигарету и уходит куда-то вниз. А я остаюсь на лестнице.
И ведь он прав - я сама виновата. Раньше все было как-то легче, и жизнь была другая, легкая. Можно было спокойно все бросить - поехать, убежать на время, - от всех, и от себя в том числе.
Что ж, я сама виновата...

читать дальше

@темы: Рыжий, мысли вслух, окололитературное, прожизнь, сигареты

06:38 

Едем-едем на игру или сумбурный орочий отчет о «Рохане»

Отчеты о мероприятиях надо писать по самым свежим следам, иначе впечатления сильно смазываются и теряются.
Что ж, попробуем.
В общем, как всегда: мастера – козлы, игра – говно, но нам понравилось ))

многа скучных буков

21:00 

Стало холоднее -
вот и осень.
Напиши письмо мертвым -
просим, просим.
В небе облака
как корабли под парусами...
Напиши мне обо всех
кто не с нами.

Напиши-ка обо всех,
попрошу я,
Кто ушел, и кто воскрес
из ниоткуда.
Обо всех, кто поет,
и кто рисует,
И о тех кто живет наобум
и рискует.

Напиши не о любви,
а о ласке,
О семье, очаге
и о сказке.
Напиши мне о лесах
и походах,
Пусть увидят как светла
их природа.

А за окнами опять
злая осень...
Напиши мне обо всех,
кто не просит,
Кто не просит лишних слов
и прощений,
Напиши о мертвых мне
без сомнений...

12:22 

Играем в одинаковых кошек

Кто отгадает, где которая?

фото белых кошков



А еще у нас пристраивается вот она - Птичка

@темы: бездомные, волонтерство, котята, кошки, отдам в хорошие руки, пристройство

Я не курил уже ЦЕЛЫХ ЧЕТЫРЕ МИНУТЫ!!!!

главная