01:12 

lariel-istime
— Все пишешь? – Рыжий нахально заглядывает через плечо, сыпет на бумагу крошки от печенья.
Пытаюсь закрываться, да где там, от этого не скроешься, а у меня как раз по тексту как у того Аркашки*, «чудовище схватило жертву и, дружно хохоча, обожрало ее со всех сторон», в общем кровь, страх и месиво; а я страшно не люблю, когда заглядывают через плечо «в процессе», потом – читайте, пожалуйста, для того оно и пишется, чтобы читали, а в процессе не надо.
Рыжий занимает излюбленную позицию на подоконнике, сгоняет с колен нахальную кошку, живо интересующуюся чаем из его чашки, закуривает.
— Опять там мне руки-ноги ломаешь, или над кем другим уже издеваешься?
— Не твое дело, – огрызаюсь. – Допишу – узнаешь.
— Как это – не мое? – притворно оскорбляется Рыжий. – Это ведь именно с твоей подачи у меня, вон, дыра вместо глаза, это именно в твоем тексте мне плечо прострелили.
Наглец закатывает рукав и демонстрирует старый, почти уже незаметный шрам.
— Мне, знаешь ли, в отличие от некоторых, это на собственной шкуре испытывать.
— Да что тебе переживать, умереть-то я тебе не дам, в любом случае выкарабкаешься.
— Вот откуда у тебя такая страсть калечить своих героев, – продолжает нудить Рыжий, размахивая сигаретой и засыпая мой блокнот на этот раз уже пеплом. – Нет бы написать что-нибудь в стиле «жили они долго и счастливо, и все у них было, и ничего им за это не было». Так нет, они у тебя вечно на грани жизни и смерти балансируют.
— Герой должен страдать, – говорю наставительно. – И вообще, лучше свари мне чаю, а то расселся тут без дела, критикуешь.
Рыжий спрыгивает с подоконника, щелчком отправляет окурок в окно, ловит ту же не в меру любопытную хвостатую, вознамерившуюся было сигануть следом за бычком, и уходит греметь заварником у меня за спиной. Рассуждений своих, впрочем, он не прерывает.
— Должен страдать – пусть страдает. Не обязательно ведь сплошная кровь. Как-нибудь попроще можно. Ну пусть, например, ему три женщины одновременно нравятся, а выбрать надо обязательно одну. Ну или зарплату ему там полгода не платят.
— Ну вот еще. Тебе самому было бы интересно читать про героя, который занимается исключительно выбиванием денег из работодателя. Или решает как развести во времени своих трех баб? Кстати, о женщинах, их тебе что ли не хватает? Так я могу еще парочку придумать, не вопрос.
— Ну ладно, может и не было бы. Ну еще что-нибудь кроме зарплаты, всякое ведь бывает, – Рыжий сует мне в руки кружку с горячим травяным чаем и снова забирается на подоконник. – Ты ведь пойми, подумай сама, ну ведь в реальности с людьми не на каждом шагу случаются потасовки, перестрелки, травмы, аварии, поножовщина. Не то, что не на каждом шагу, а очень, очень редко. Люди-то, в сущности, скучно живут.
Рыжий смотрит куда-то в окно, в темноту, рассеянно поглаживает уловленную посередине очередного увлекательного путешествия за окно кошку. За окном начинает светать, небо становится не черным, а зеленоватым, звезд уже почти не видно.
— Вот! Вот именно! Люди скучно живут, им хочется увеселения, адреналина, хочется почувствовать себя на месте героя, прожить за него жизнь, кому-то магом побыть, кому-то – воином, а кому-то – последним героем боевика, спасающим мир. А еще герою должны сочувствовать, будешь сочувствовать клерку без зарплаты? Вот оно об этом и пишется, о всяком таком.
— Ну хотят себя почувствовать на месте героев – пусть в игры играют, там все как раз как надо. Ты ж играешь – и все нормально.
— Я – это я. А ты зануда, – откладываю в сторону блокнот, подхожу к окну. – Подвинься, тоже курить буду.
Рыжий отодвигается в сторону, смотрит внимательно, как я безуспешно щелкаю зажигалкой, и говорит наконец:
— А можно мне хотя бы ноги не ломать, а? Я с ними как-то свыкся...
— Можно, – смеюсь, – по твоей личной просьбе все можно...

*текст про Аркашку тут

URL
   

Я не курил уже ЦЕЛЫХ ЧЕТЫРЕ МИНУТЫ!!!!

главная