lariel-istime
вообще, если честно, моя был реально в шоке.
я, знаете ли, сегодня Рыжего встретила. в реальности. на остановке троллейбусной. все почти как положено, все почти так, как придумано: рыж (ну пусть не ярко-апельсиновый, как положено моему персонажу, но вполне себе медно-русый, с другим цветом не перепутаешь), не юн (как раз как надо, под тридцатник где-то), тощ (как положено, не так чтобы уж совсем до костлявости, но все же), небрит, слегка помят. как положено высокий, длинноносый, тонкогубый, синеглазый (вот какой-то совершенно сапфировый цвет, да, тут, конечно, слегка неувязочка, у моего-то персонажа глаз а) некомплект, б) они зеленые, – но вот необычность цвета вполне компенсирует), с совершенно потрясающей формы кистями рук, так бы и смотрела до бесконечности...
нет, я, наверное, бы особо не обратила внимания, ну мало ли на дороге попадается длинноволосых рыжих мужиков, ну достаточно потрепанных, ну худых, ну высоких, только ели бы вот не две вещи – первое: у этого самого реальновстреченного была совершенно мною придуманная и столько раз в воображении виденная полуухмылка на одну сторону, причем вот такая, ни на кого не направленная, такая, своим личным мыслям ухмылка в пространство, и второе: четкий круглый шрам на предплечье правой руки чуть повыше локтя. вот мне ли не знать этот шрам, если именно я ровно три дня назад его придумала, именно такой, именно в этом месте!
нет, можно было бы много писать про «и взгляды встретились, и они узнали друг друга», рассказывать про встречу автора и персонажа, но на самом деле все было гораздо прозаичнее.
я стояла себе на остановке, вся фпичале, потому как остановка возле дома родителей, на улице светло, соседи шастают, а курить при этом хочется неимоверно, но с родителями такая типа договоренность: они знают, что я курю, я знаю, что они знают, но палиться все равно не стоит, некультурно это. и вот стою я вся такая, глаза в пол, разглядываю обувь на людях, черти что этой весной творится, одни в сапогах еще, пусть легких, но сапогах, другие в шлепанцах, третьи в мокасинах, кроссовки какие-то розовые затесались и тут вдруг – оп-па! – дезерты, светлые, потертые, совсем как мои, еще днем об них спотыкалась, думала, не пора ли в шкаф с порога убрать. поднимаю глаза на владельца ботинок – ну надо ж посмотреть, что еще за идиот, кроме меня, эту тяжелую фигню средь лета таскает, и понимаю – он. еще и не присмотрелась особо, но уже поняла. белая футболка, потертые старые джинсы с обтрепанными разлохмаченными дырами над коленями, ремень с тяжелой пряжкой, цепочка на шее, серьга в ухе, как положено еще и, не одна.
вот вроде бы глупости, казалось бы, чего привязалась, ну человек себе и человек, бывают похожие. нет, тут как-то не так. это не похожее. передо мной некоторое время находился персонаж, которого Я ПРИДУМАЛА! мало того, этот персонаж умудрился впихнуться в одну со мной маршрутку, дав мне поразглядывать его еще немного. и вот тут я пожалела, что я – это я, что я не умею знакомиться на улице или в транспорте «вот просто так», пожалела, что я вот вся такая некрасивая, в затрапезном платьюшке (а чо, как собак гуляла, так и к предкам поехала, все равно на полчасика, так чего морочиться с парадным выходом), нагруженная пакетами с каким-то очередным мотлохом, который каждое лето и каждую осень приходится перемещать между квартирами, потому как места нет от слова совсем. боги, как я завидовала той тетке, которая стояла рядом с ним, мне все казалось, что будь я на ее месте, у меня был бы какой-то шанс... узнать, что будет дальше, что ли, завязать какой-то разговор... а так, только рассматривать.
он вышел на Хлебной, достал из кармана плеер, распутал наушники, включил, видимо, музыку и пошагал куда-то в сторону спортшколы, как положено, слегка сутулясь и сунув руки в задние карманы джинсов... ну что ж, вот и познакомились, вот и увиделись, и вот это место, вроде бы недалеко от меня, так что есть еще какой-то шанс увидеть, встретить еще раз. правда, только в том случае, если это не было очередным моим выпадением из этой реальности куда-то туда, где мне быть не положено...


вообще, меня редко выносит из этой реальности, но уж если выносит, то надолго и далеко. в последний раз это случилось зимой, не помню, писала ли я где-то об этом, поиск показывает, что не писала, так что расскажу здесь.
в феврале это было, или где-то около так, точно не помню, помню, холодно было, да не особо, и снегов еще мартовских не было, как-то все слежалое и серое, лед, помню, был, но и асфальт видно.
вышла я как-то гулять со своими собаками. хожу я обычно поздно и очень поздно, в час ночи, иногда в два даже, а что, темно, холоднее зимой к этому времени не становится, да и обычно пьяные уже спать по домам расползаются, гулять спокойнее. а это что-то меня накрыло, то ли настроение паршивое было, то ли наоборот, вполне себе умиротворенное, играть не хотелось, рисовать не хотелось, спать, что удивительно, тоже не хотелось – поэтому я решила выбраться погулять пораньше, пол-одиннадцатого было, что ли, может даже чуток раньше. ну а раз выбралась пораньше, то почему бы не пройтись подальше, настроение есть, с неба ничего не сыпется, дорога не скользкая, снега глубокого нет, Герке ходить попроще будет, пройдемся, а то растолстела девочка за зиму неимоверно, скоро совсем на сардельку похожа станет. приблизительно наметила, как пойдем, от нас до 17 школы, это 2,5 квартала, потом до Дашки, это еще два, потом домой через Монтана, Монтана кривая, это, в общем-то, выльется еще в 4-5 кварталов, в сумме километров 10, учитывая переулки, будет.
идем мы, в общем, на улице совсем хорошо, ни тепло, ни холодно, безветренно, поэтому комфортно. идем медленно, под каждым кустом на минут пять останавливаемся, я себе думаю о всяком разном, «эколухов» я тогда перечитывала, чтоль, в общем, развлекаюсь додумыванием сюжетов, по сторонам не смотрю особо. самое интересное – на улицах пусто. такое ощущение, что город просто вымер, ни прохожих, ни машин, тишина просто гробовая, такое как раз только очень поздно ночью бывает, а тут вроде бы и не поздно, а очень, очень тихо.
возле дома – сквер на углу Шелушкова, большой угловой дом, магазин «Стильні штори» – меня накрывает.
сначала я слышу звук, такой характерный скрип, возле вокзала, где автостоянка, есть пару железных столбов – в ветреную погоду они так скрипят, ну или в лесу еще такое бывает, когда два дерева упавших трутся друг об друга. оглядываюсь в поисках звука – вижу, окно открыто на первом этаже, раму как ветром туда-сюда колышет.
нет, до меня как-то сразу не дошло, что ветра-то и нет, я на это окно вполне себе с интересом уставилась, вот жеж невидаль, кто-то зимой ночью квартиру проветривает! приглядываюсь, а квартира-то пустая, заброшенная, окно пыльное, а за этим окном пустая комната, стены крашеные – возле меня фонарь горит, освещает, мне видно – и краска на стенах облупившаяся, пузырями пошла. вот тут-то уже как-то некомфортно стало, но продолжаю рассматривать. окно старое, деревянное, решеток нет, с краю занавеска оборванная, серая, грязная, на паутину похожая. перевожу взгляд на окно рядом – такое же заброшенное. а вот что меня дернуло выше смотреть – неизвестно.
и вот смотрю я на этот дом, а он весь такой. ВЕСЬ! плитка зеленая облупилась местами, местами просто битая, ни одно окно не светится, да и вообще окна странные, они все пыльные и грязные, будто там уже лет десять никто не живет, не знаю уж, как мне с моим-то зрением это удалось рассмотреть, но всю эту пыль, покрывающую стекла до непрозрачности я вижу на всех этажах, вижу еще открытые окна, и даже выбитые вижу, и ни одного, ни одного пластикового, все старые деревянные рамы. при этом магазинчики на первом этаже вполне себе такие, какими им положено быть, пластик, гранитные ступеньки, подсвечены, как положено, а жилая часть дома просто вымершая.
хватаю мирно нюхающую собаку за веревочку, сворачиваю в сквер, думаю, сверну туда – отпустит. ан нет, та часть дома, что возле самого сквера, угол такой себе, абсолютно такая же. свет не горит. окна пустые, сам по себе угол вообще с трещиной и выглядит так, будто сейчас вообще осядет и развалится.
возле магазинчика на остановке – ни души, в самом магазинчике свет не горит. и тишина. только окно скрипит, то, которое мне первым на глаза попалось. створка шатается и скрипит, и тут до меня доходит, что ветра-то нет. и с чего этой створке качаться, совершенно не понятно. и куда из этого места деваться – тоже не совсем понятно.
еще забавно, что страшно мне, жутчайшей трусихе, совершенно не было. вот это место/состояние, в которое меня занесло, было вполне нестрашным. просто пустым, давно брошенным. и ожидающим чего-то.
как я доползла до угла и свернула на Шелушкова, я уже даже не помню, в голове только крутилось - мне надо отсюда выбраться, меня занесло куда-то, где меня быть не должно. мне здесь не время и не место.
свернула за угол, «Люкс-маркет» увидела – и как в другой мир попала.
хотя собственно почему «как»?
ведь и правда на место вывалилась... откуда-то.
люди возле магазинчика пьют, в киоске кто-то сигареты покупает, или что там еще продают, таксисты стоят, по Шелушкова машина проехала, по Киевской маршрутка, я точно знаю, что маршрутка, я посмотрела. на остановке стояли люди, возле этой остановочной пивнушки на столике какие-то мужики распивали пиво и ржали. мало того, я любопытная, я назад за угол заглянула, в сквер.
в сквере на лавочке сидела парочка и целовалась.
а в доме, совершенно нормально, горели окна. как положено, если не через одно, то через два. одиннадцать вечера всего-то, народ только собирается ложиться, телевизоры смотрит. и плиточка на доме целая.
я еще и на следующий день, проезжая мимо, специально смотрела на то окно, где створка шаталась. нормальное себе окно, да, деревянное, но чистенькое, вымытое, занавесочки в цветочек и вазон на подоконнике.
вот этот вазон меня просто добил.
цветущий амариллис. полноценный амариллис, росший на этом окне, судя по всему, испокон веков, потому что цветонос очень характерно склонен к свету.
до сих пор не понимаю, что это было, а главное, зачем это показали именно МНЕ.


а вообще вот вам еще одно небольшое наблюдение, когда рассматриваешь людей на улице не с позиции людей (господи, как же я ненавижу людей!), а с позиции эдаких забавных зверушек для наблюдения, то можно всякое увидеть.
...вот две дамы в телесах, обе в платьях, как подсказывает всемогущий интернет, «омарового» цвета, на одной нечто бесформенно-балахонисто-пышное, до пят, все в ленточках, разрезиках, шарфиках, шифоне и колыхании, на другой - короткое, эластановое, в обтяжечку, обе энергично, при этом держась под ручку, почти что плывут над землей, при этом в обеих явно за сто кило весу и обе просто безумно красивые...
...вот возле дома три старушки, сморщенные и ссохшиеся до пергаментного состояния, зато одна с коляской, вторая – с букетом белых роз, а третья – в элегантных узких черных брюках и ярко-салатной шифоновой блузке, такой яркой, что аж глаза режет, в руках классический советский янтарный мундштук с сигаретой...
...вот на остановке парень, обычный такой парнишка, лет восемнадцать-двадцать, светлые волосы под каре, или как это еще в мужских стрижках называется, цветастая рубашка навыпуск, стоит боком, да как-то неловко, и вот когда маршрутка отъезжает – становится видно костыли и подвязанную штанину, и совершенно довольную, широкую улыбку...
...а вот почти что классика, брутальный мужик в бороде и лысине, шириной с пол-улицы, в темных очках, при барсетке, не то байкер, не то бывший новый русский, выгуливает на газоне котенка на шлейке...
и еще...
и еще...
смотришь, и уже почти с человечеством примирился.
пусть себе живет.
особенно если Рыжий, мой Рыжий гуляет где-то именно среди этих людей.