lariel-istime
Рыжий просыпается во второй половине дня, когда на улице уже потихоньку начинает смеркаться, потягивается до хруста в спине, потирает непонятно когда потянутое плечо – болит, зараза, несильно, правда, но неприятно ведь. Зато из приятного – в квартире вкусно пахнет корицей, выпечкой и еще какой-то едой, которую убогий нюх заядлого курильщика сходу идентифицировать не может.
Рыжий выползает из-под одеяла, с сожалением расставаясь с угретым гнездом, оглядывает комнату в поисках сброшенной впопыхах одежды, обнаруживает ее сложенной аккуратно; впрочем, после запахов, витающих в воздухе, это неудивительно, небось, покуда он тут отсыпался, кто-то нагрянул в гости, и этому кому-то, он, в общем-то, уже догадывается кому, наведенный им беспорядок оказался не по душе.
Рыжий натягивает джинсы, запускает пятерню в волосы, запутывается в сбившемся на затылке колтуне, с недоумением разглядывает оставшиеся на пальцах несколько рыжих волосков – это когда ж это он успел так разлохматиться – и отправляется на поиски источника съедобных запахов: в кухню.
Маня как раз занимается перекладыванием булочек с корицей с противня на блюдо. Рыжий смотрит на блюдо, как на чудо природы: он совершенно не помнит, откуда в его доме взялся этот расчудесный образчик современного кича, раскрашенный аляповатыми красными розами.
Рыжий останавливается на пороге, прислоняется плечом к дверному косяку.
— Ты же вроде бы отдыхать от всяческих домашних забот сюда ездишь, – хриплым со сна голосом говорит Рыжий. – В честь чего кулинарное шоу?
Женщина оборачивается, улыбается.
— Проснулся, наконец, пропажа, – говорит, – я тебя утром битый час растолкать пыталась, так наслушалась в свой адрес такого, чего порядочной женщине и знать-то не положено.
— Правда? – переспрашивает Рыжий, пытаясь уцепить с блюда свежеснятую булочку, но получая лопаткой по пальцам от бдительной Мани. – Я и не помню. Прости дурака, а?
— Прощаю, – говорит Маня, – но с условием, что ты прекратишь покушаться на мои булочки и немедленно умотаешь в душ. От тебя перегаром несет, так, что соседи, наверное, слышат, и на башке воронье гнездо — птенцы скоро выведутся.
— Яволь, майн фюрер! – шутливо салютует Рыжий и направляется в сторону ванной.
— Кофе на твою долю варить? – кричит ему вслед Маня. – Или сам потом сваришь?
— Вари, – отвечает ей Рыжий, – с меня следующая порция будет.
читать дальше